В чем мы ошибались

В начале 2000-х мы (одновременно с немцами) открыли одно из первых в мире отделений по мышечной коррекции всего тела – от стоп до затылочной части, до атланта. Надо одним пациентом были задействованы 7 или 8 профилей медицины. Мы в идеале выставляли всю систему, начиная от стоп и заканчивая нижней челюстью. Мы расслабляли мышцы, снимали все окклюзии. Результаты были просто обалденные. Я даже специально запатентовал через мировые стандарты эту технологию, протокол этого лечения. Но прошло года 3, и мы начали получать рецидивы. Причём рецидивы там где мы их совершенно не ожидали где у пациентов были идеальные результаты: проходили все боли, всё выравнивалось. Человек становился быстрее, лучше, сильнее, резче… Молодее? – Да, наверное, но мы тогда над этим не задумывались. Мы просто видели результаты нашей работы. И вот года через три начались рецидивы. Если мы условно боролись в каком-то отделе позвоночника на 5 часов, возникала проблема на 7, на 9, на 12… То есть, всё равно имел место рецидив. Поэтому лет через 6 мы закрыли это отделение – потому что нельзя двигаться куда-то не зная, куда ты двигаешься. Особенно в медицине.
И вот как раз тогда я начал активно вникать в проблему, почему так происходит, начал искать аномалии. То есть в этой всей конструкции должна была быть какая-то аномалия. Потому что если всё было хорошо, ты почему вдруг стало всё плохо? Первое что меня насторожило это векторность наших суставов. Мы также делали стельки по немецкой технологии. Стельки были хорошие, из термопробки, они четко выставляли стопу – у нас для этого было очень много видов исследований. Но они также фиксировали стопу в т.н. “правильном положении”. Результаты показывали, что это было правильно, потому что у нас был и гидрокомпьютер, тоже когда-то я разработал. И цифры и клиника говорили о том что и пациент доволен и по цифре оно все хорошо. Но откуда же тогда рецидив? Я решил что нужно вникнуть в стопу.

И вот мне стало странным: стопа имеет 5000 векторов движения. Следующий суставчик в движении имеет один вектор, следующий – один, следующий – один. {Вот видите, коленный сустав – он не должен двигаться вбок, вкось – он должен шелестеть – шшшшш… 3/2/1 long}

Получается мы и стопу сделали тоже одновекторной. То есть, мы делали ошибку – такую же как и все. Мы сустав с несколькими тысячами векторов движения превратили в одновекторный. (подстилая под него стельку как опору. А вектор движения у стельки- один, максимум – два вектора).